87cd95e4     

Радутный Радий - Четвертое Путешествие Привалова



sf Радий Радутный radus radiy@yahoo.com Четвертое путешествие Привалова Этот рассказ писался для конкурс «Публикант — Книга будушего». Конкурсные ограничения его слегка подпортили, но теперь перед вами — полноценный и даже немного улучшенный вариант.
ru radus FB Tools 2004-10-12 869B1ACA-54D4-4A79-ADBB-0BF4F6D0930C 1.1
Радий Радутный
Четвертое путешествие Привалова
На подобном мероприятии я «имел честь пребывать» впервые. Насчет имения чести выразился, разумеется, Выбегалло — причем на полном серьезе. И зачем-то добавил:
— Мон шер.
Плюс к обычной компании присутствовали также люди, которых я никогда в институте не видел. Зато, как оказалось, они меня видели:
— Здравствуйте, здравствуйте, Саша, — невысокий кругленький мужичок как бы случайно оказался рядом. Характерной его особенностью была лысина, покрытая легким пушком и начинающие отрастать брови. — Много о вас наслышан...
— А, собственно... — начал было я, но мужичок понял меня с полуслова и сделал вид, что немного обиделся.
— Ну как же, как же... — протянул он. — Я парторг нашего института. Всегдашний Иван Сергеевич. Неужели не слышали?
Я не слышал. Но признаваться, конечно, не стал — зачем человека обижать.
— Я так и думал, — расцвел Всегдашний. — А что раньше не познакомились — так я сам и виноват, все никак времени не было зайти. Ну а на собраниях вы пока не присутствуете... по вполне понятной причине.
Честно говоря, я сначала не понял — ни о собраниях, ни о причине, потом вспомнил должность Ивана Сергеевича — и понял насчет собраний. А насчет причины он сам же и подсказал:
— Кстати о причине. Не пора ли вам...
Разумеется, было пора. Уже лет пять как пора. И если бы дело ограничивалось только партийными взносами, то я бы, пожалуй, и не задумался — ну, подумаешь — партия. Ну, надо — так надо.

На доброе дело и трешки не жалко. Однако когда я вспоминал о партийных собраниях...
— Ну ладно, мы еще об этом поговорим...
В зал вошел Янус Полуэктович Невструев, ведомый под руку Кристобалем Хозиевичем; тот блеснул черным оком — и Всегдашний как-то сразу привял и отошел. Я заметил, что примостился он поближе к трибуне — и в то же время так, чтобы сразу же не бросать в глаза.
Еще одного товарища я узнал — при поступлении подписывал у него какую-то бумажку. Товарищ был специфический — плотный, крепкий, непроницаемый. Чувствовалось, что такому можно доверить военную тайну.

И он ее никому не отдаст.
Группа парней помоложе уселись в глубине зала, кучкой, и перешептывались о чем-то своем. На руководителей они пока были мало похожи, на товарищей специфических тоже не тянули, но некую печать на челе несли, следовательно, представляли здесь отдел оборонной магии.
На Выбегалло они почему-то подчеркнуто не смотрели.
Амвросий Амбруазович же, удостоив меня почти доброжелательным взглядом, склонился над блокнотиком и что-то уже записывал — скорее всего, чертиков рисовал.
Ну и, конечно же, присутствовал Седловой, причем присутствовал в самом углу. Думаю, если бы он мог сжаться еще сильнее, то заинтересовал бы отдел астрофизики — те как раз носились с идеей искусственного коллапсара. Правда, пока не совсем понятно было, в чем можно его сохранить.
Начальство тем временем уселось в президиуме, туда же взобрался и товарищ из первого отдела, постучал карандашом по графину — и шум в зале стих.
— Товарищи! -весомо сказал он. — Прежде чем мы начнем...
— Кх, — сказал Янус Полуэктович, и главный охранитель секретов немного сбился.
— Да. В общем, напоминаю всем присутствующим о необходимости сохранять в тайне то, чт



Назад