87cd95e4     

Радутный Радий - Зверь, Который Живет В Тебе



sf Радий Радутный Зверь, который живет в тебе
ru FB Tools 2005-07-19 2B326ADA-D4BB-4EAD-AD13-D03DD1AED8AD 1.0
Радий Радутный
Зверь, который живет в тебе
Зверь — это я. Впрочем, в разные времена меня и называли по-разному. Зверь, Убийца, Демон, Бес, Наваждение, Ужас… Да, человеческая фантазия в этом смысле весьма развита… хе-хе…
А ведь вся эта куча титулов совершенно мной не заслужена. Ну… почти не заслужена. Я не убийца. Все, чего я хотел и хочу — это жить.

Жить, жить, жить, выжить при любых условиях и выбраться из любой заварухи, спасти себя… а если кто-то случайно (а обычно — далеко не случайно) — очутился на пути — то сам и виноват. Я-то тут при чем?
Я стар. Я очень стар. Связующая нить тел, в которых я жил, тянется глубоко в прошлое — глубоко, невероятно глубоко, и теряется где-то в теплом кембрийском море, среди трилобитов и моллюсков. Мне страшно думать об этом.

Страшно — потому что я не знаю, на сколько лет тянется эта нить в противоположную сторону. Я, как и все, могу умереть в любой момент.
Впрочем, все мы, ныне живущие — счастливчики. Удачливые игроки в самой большой и безжалостной лотерее под странным названием Жизнь. В игре с невероятно малыми шансами.
Кто скажет, сколько шансов у трилобита? Шансов выжить, выжить и произвести потомство? Думаю, немного. Процентов пять. Ну, у человека, конечно, побольше — под пятьдесят.

В среднем двадцать, учитывая скорость эволюции.
А у потомка трилобита? Тоже самое. И далее, соответственно.
0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2 * 0.2…
Уже в десятом поколении получается 0.0000001024. Шесть нулей перед жалкой скромной единичкой. Уже в десятом поколении шансов практически нет!
Мы все мертвы, мы все никогда не рождались и не существовали, потому что для нас умножать надо не десять, а сотни тысяч, миллионы раз.
Мы все мертвы.
Однако факт налицо — мы живы и в общем-то, процветаем, не считая отдельных моментов. Что-то неладно с нашей статистикой.
Мы выжили. Выжили те, кто хотел выжить.
Выжили те, кто не задумывался — ползти или плыть, выйти на сушу или углубиться в ил, взлететь или зарыться под землю.
Выжили те, кто сделал это.И среди них — я.За одного битого, как говорится… Меня били три миллиона лет.И я жив.Трудно придумать что-нибудь новое после трех миллионов лет непрерывных попыток, правда?И в случае самой серьезной заварухи я смогу вспомнить практически все, все, все свои прошлые жизни, подобрать ситуацию и… и повторить то, что сделал мой предок сто/тысячу/миллион лет назад. Или просто передать ему руль.И выжить.Я не убийца. Я — Выживатель.За мной — погоня.Три здоровенных серых пса с торчащими из черепушек антеннами, три собачника-оператора, взвод солдат и пара очаровательных птичек… с тремя пулеметами на турелях.Как ни странно, первыми меня догнали солдаты.Одна очередь проревела над головой, другая вздыбила землю под ногами, в мозгу вспыхнуло огненными буквами: «ЗАВАРУХА!!!»И все остановилось.— Что скажешь, Сержант?
— Ничего. Я в такой ситуации не был.
— А ты, Снайпер?
— Я — тем более.
— Капитан?
— Что, что… Сваливать надо.
— Весьма ценный совет. Охотник?
— Притворись убитым.
О'кей.
Два ублюдка в пятнистых комбинезонах нагло выруливают из кустов — рожи чуть не лопаются от самодовольства. Еще бы — двумя очередями завалили.
— Эй, Драчун! Повеселимся?
Первому — носком в живот, второму — в колено, а пока первый оседает
— выхватить автомат… и по затылку прикладом.
Драчун понятия не имеет, что существует оружие, из которого можно стрелять много раз подряд. А так ничего, хороший парень.
Ска



Назад