87cd95e4     

Раевский Андрей - Конец Игры



sf_fantasy Андрей Раевский Конец игры Игра демонов Валпракса и Тунгри продолжается... Излюбленное развлечение дуэта демонов — игра с человеческими судьбами. Выбирая по своей прихоти кого-либо из смертных, они наблюдают за его поведением в специально созданных ими ситуациях.

Один из демонов враг героя, другой — помощник. Правила Игры просты — один из игроков может трижды подвергать опасности жизнь «основной фигуры» своего противника, другой же — трижды спасать свою игрушку из безвыходных ситуаций.
Волей случая в поле зрения демонов попадает главный герой романа монах Сфагам, изгнанный вместе со своим учеником Олкрином из монастыря за разглашение миру секретов монастырских боевых искусств…
Трое убийц из соседнего монастыря вышли с миссией уничтожить предателя… Демон Тунгри делает первый ход — и Сфагам лишается всех своих способностей, а Олкрин оказывается впутан в сложную дворцовую интригу.
Следующий ход предстоит сделать Валпраксу!
2006 ru Snake fenzin@mail.ru Fiction Book Designer 25.07.2006 http://www.fenzin.org B4D-BVUJVH9H-TV4M-EHD3-K8GD-WXAQJ4JN4SEW 1.0 Конец игры АСТ: АСТ Москва: Транзиткнига М. 2006 5-17-034970-Х Андрей Раевский
Конец игры
Глава 1
Чем меньше расстояния оставалось до перешейка, отделяющего Энмуртан от Лаганвы, тем чаще встречались на дороге такие же печальные караваны ведомых на продажу пленников. Атималинк то и дело выскакивал из своей повозки, чтобы обменяться напыщенными приветствиями со своими коллегами по разбою и работорговле, спешащими в Энмуртан за своим барышом.

Пройдя перешеек, где таможенную службу нёс вместо обычных чиновников целый отряд вооружённых до зубов солдат армии Данвигарта, пленники совсем пали духом. Виды роскошных домов и богатых поместий местной элиты с их тучными стадами, пышными фруктовыми садами и сотнями рабов на латифундиях, после тоскливых пейзажей разорённой войной и грабежами Лаганвы не радовали их взора.

Последние надежды на вызволенье угасали, и лица людей стали скорбны и угрюмы. Будущие рабы почти перестали друг с другом говорить. Каждый ушёл в себя, готовясь к неизбежному.
В Энмуртане Атималинк направил караван по большой и широкой дороге. Если в Лаганве разбойники чувствовали себя почётными гостями и младшими компаньонами сатрапа, то здесь они просто были у себя дома и уже совсем ничего не боялись.
Гембра и Ламисса тоже говорили мало. Всё было ясно без слов. Лишь иногда вздыхали они о судьбе Тифарда, который исчез из каравана на следующий день после происшествия.

Подол длинных рубашек превратился в рваные и грязные лохмотья, зато боль в ногах почти прошла и походка выровнялась.
И вот заблестела впереди полоска моря, и предместья Гуссалима обдали путников дымом бесчисленных харчевен и постоялых дворов, запахами дорожных складов и мастерских, оглушили рёвом ослов и верблюдов, гортанными криками погонщиков. Кругом звучала иноземная речь, почти вытесняя алвиурийскую. Пёстрый водоворот смуглолицых восточных купцов, слуг, наёмных солдат, мелких армейских маркитантов, заезжих вельмож, бродячих ремесленников, шутов, базарных перекупщиков, солдат местной гвардии, явных разбойников, навьюченных рабов и многих, многих других подхватил новоприбывших и всосал в чрево города — гнездилища беззакония и порока, как говорили о нём по всей стране.
У Гембры мелькнула мысль скрыться здесь в городской суматохе, но где там! Атималинк своё дело знал. Оцепление замкнулось в единую неразрывную цепь, отнимая последнюю слабую надежду.

От обилия людей, звуков и запахов голова шла кругом. Только



Назад