87cd95e4     

Раевский Борис Маркович - Только Вперед



Борис Маркович Раевский
Только вперед
Неоднократному чемпиону СССР,
рекордсмену мира,
замечательному советскому пловцу
Леониду Мешкову
посвящает эту книгу
автор
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РЕКОРДСМЕН МИРА
ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЗРИТЕЛИ СМЕЮТСЯ
Леня Кочетов торопливо шел по Петроградской стороне. Руки его были
глубоко засунуты в карманы старенького, короткого, выше колен, пальто.
Локтем он прижимал потертый портфель, из которого торчал кончик
полотенца.
Ветер швырял в лицо острую снежную крупу, наметал сугробы возле
каждого столба, каждой тумбы и подворотни. Пешеходы кутались в платки и
шарфы, прятали подбородки и носы в высоко поднятые воротники, а шапки у
всех были низко надвинуты на лоб.
Казалось, на всех прохожих одинаково белые одежды. Только когда
кто-нибудь поднимал руку, вдруг обнаруживалось, что та сторона рукава,
которая прежде была прижата к пальто, вовсе не белая, а черная,
коричневая или синяя.
"Ну и холодина! - поежился Леня, но сразу же строго сказал себе: -
Ничего! Челюскинцам на льдине было похолоднее"...
Возле длинного серого углового здания он остановился и вытащил из
кармана бумажку.
"Большая Разночинная улица, 20".
Леня посмотрел на номер дома. Над лампочкой, в двух металлических
щитках, была прорезана цифра "20", а внизу полукругом выведено: "Б.
Разночинная ул."
"Сюда, кажись", - обрадовался он. Быстро взбежал по лестнице на
третий этаж, сдал пальто гардеробщице, открыл дверь в огромный зал и
невольно замер от удивления.
На мгновение Лене представилось, что он каким-то чудом вдруг
перенесся в тропики. На дворе выл холодный ветер, мороз колол иголками
щеки. А здесь - настоящее лето! Казалось, стоишь жарким июньским полднем
на залитом солнцем пляже.
Свет огромных ламп отражался от белых блестящих кафельных плит,
которыми были выложены стены и пол бассейна. Внизу тихо плескалась чуть
зеленоватая вода и на поверхности ее плясали тысячи веселых ярких
зайчиков. Вода была такая прозрачная, что сквозь нее просвечивало
гладкое кафельное дно.
В бассейне плавали юноши и девушки в ярких разноцветных плавках,
купальных костюмах и шапочках. Пловцы, сверкая мускулистыми сильными
телами, поднимались по лесенке на гладкий блестящий борт бассейна и
вновь прыгали со стартовых тумбочек.
Внизу, возле самой воды, неторопливо ходили тренеры в спортивных
брюках и майках.
- Ниже опустите голову! - советовал тренер плывущему юноше в желтых
плавках.
- Выдох только в воду! - говорил тренер девушке в голубом купальном
костюме.
Леня Кочетов не отрывая глаз следил за пловцами. На голове у него
торчал вихор. От волнения мальчик то и дело приглаживал его ладонью, но
упрямый вихор вновь гордо поднимался. Леня уже давно убедился, что
ничего с ним сделать невозможно, и приглаживал только по привычке.
Пловцы, как огромные блестящие рыбы, плавно скользили по дорожкам. За
ними тянулся широкий пенистый след, как за моторными лодками.
Плыли они по-разному. Одни лежали на груди, погрузив в воду все тело
и даже лицо. Через равные промежутки времени они поворачивали голову, и
тогда на секунду показывался широко открытый рот, жадно глотающий
воздух. Руки их попеременно описывали в воздухе широкий полукруг и снова
погружались, делая сильный гребок.
Другие пловцы вовсе не выносили рук из воды, вытягивали их
одновременно вперед, а потом широко разводили в стороны. Ногами они
делали странные движения: подобно плывущей лягушке, поджимали обе ноги к
туловищу и с силой отбрасывали их назад и в стороны, будто отталкиваясь
от



Назад