87cd95e4     

Раздолбаев Мирза - История Первая



Раздолбаев Мирза
История первая
В свое время, когда я ее рассказывал друзьям, она не имела названия -
просто история про находчивого боцмана, но сейчас я решил откровенно
содрать рекламный слоган одного пищевого продукта, поскольку данная
история тянет на рекламный сценарий. Будем считать это "вариацией на
тему".
Одна
Капитан Денис Иванович Зябликов просто не находил себе места. Он
задумчиво вышагивал из одного конца своей каюты в другой и бормотал себе
под нос нечто вроде "...а не хотите ли ли ли вы...".
А хотелось, и даже очень. Проблема состояла в том, что, во-первых, шел
1987 год, а во-вторых, "Академик Нечитайло" третий месяц находился в море
и сейчас на всех парах несся по направлению к Роттердаму. Денис Иванович
остановился около стола и косо посмотрел на висящий меж двух иллюминаторов
портрет генсека. Генсек сверлил взглядом стоявшую на столе пустую бутылку
"Red Label". Зябликов сменил взгляд с задумчивого на виноватый, взял
бутылку, на всякий случай потряс над стаканом и плавно опустил в мусорную
корзину.
За сутки до этого у капитана был разговор по радио с начальством.
Установка была дана на абсолютную трезвость, тем более, что судно было
научным. Требовалось показать солидарность экипажа с проводящимися в
стране реформами. Но, что такое экипаж после пяти месяцев без единого
захода, капитан не то, что знал - он это видел. Конечно, про бунт команды
никто не говорил, но всяческие нездоровые разговоры и недовольные взгляды
экипажа ни к чему хорошему не приведут. После выступления первого
помощника во время вчерашнего ужина, экипаж явно дал понять, что без боя
не сдастся.
Идеологическая подготовка команды началась рано утром, когда первый
помощник приступил к наглядной агитации. Доска объявлений пополнилась
красочными плакатами, нарисованными лично им, на тему "Зачем пить?". Была
организована группа непьющих добровольцев для рейдов по каютам младшего
состава. Второму помощнику было поручено провести беседы с потенциальными
нарушителями грядущего мероприятия. В помощь был откомандирован,
находящийся в вечном состоянии "не у дел", судовой врач Степаныч.
- Итак... - рассуждал Зябликов - Что мы имеем? Экипаж в состоянии
депрессии, два дня стоянки в голландском порту и два месяца предстоящей
работы. Через три недели, как на зло, начнется волна дней рождений - целых
четырнадцать. Твою мать...
Но некая мысль уже зарождалась в голове капитана. Он вышел из каюты и
направился к первому.
- Евгений Иванович... Женя, как ты думаешь, если я попробую объяснить
руководству наше положение, согласятся ли они дать добро по одной на
человека?
Первый помощник капитана Иванов, седой, предпенсионного возраста,
отходил в море около тридцати лет. На этом свете он видел почти все, но
события последних лет заставили его коренным образом изменить свои взгляды
на действительность. Всю свою сознательную жизнь он посвятил партии, а
сейчас, где-то в глубине души, он чувствовал, что происходят глобальные
перемены и, отнюдь, не в партии - меняется все общество. Меняется
какими-то странными толчками извне, которые иногда просто не поддаются ни
какой логике и находятся за чертой здравого смысла. Иванов никак не мог
понять, почему ему нельзя пить. Он никогда не злоупотреблял спиртным, но
считал, что бутылка хорошей водки на двоих поможет решить любую проблему.
В этом он убеждался не раз, когда бывал в райкоме.
- Да, Денис Иванович, наверное именно так и следует поступить. Я думаю они
там понимают, что мы здесь н



Назад