87cd95e4     

Разгон Лев - Спектакль Со Счастливым Концом



Лев Эммануилович Разгон
СПЕКТАКЛЬ СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ
Я никогда не видел на сцене великую актрису Екатерину Павловну
Корчагину-Александровскую. Москвичу, приехавшему на несколько дней в
Ленинград, нелегко достать билет на спектакль с ее участием. Но я прочел о ней
много воспоминаний, читал о потрясении, которое она вызывала игрой, об
импровизационных спектаклях, которые она любила устраивать не на подмостках
прославленного театра, а в самой обыденной жизни. В двух таких мне пришлось
участвовать: в одном - пустяковом и смешном - в качестве одного из действующих
лиц; в другом - драматическом и серьезном - как бы постановщиком... Чтобы о
нем рассказать, мне придется вспомнить эпизод, когда я в первый и последний
раз в жизни увидел и познакомился с Корчагиной-Александровской.
Было это в очень давнее и прекрасное время. Я был очень молод, пребывал в
студентах, обладал достаточным легкомыслием, чтобы наслаждаться молодостью и
удачливостью не утруждая себя стремлением - как Радищев - "оглянуться
вокруг"... И по одному из молодо-удачливых поводов возникло у меня - столь
сейчас одиозное - стремление выпить рюмку чего-нибудь этакого
горячительного... И для этого проще всего было забежать в знакомый и очень
хлебосольный дом и там осуществить это слегка порочное, но немудреное
мероприятие.
Дом этот был квартирой Демьяна Бедного. К хозяину я бы никогда не
попробовал сунуться с таким пустяковым делом, но этим огромным домом управляла
"Демьяниха" - жена Демьяна - Вера Руфовна. Это была женщина поразительной
энергии, доброты и таланта руководителя. Она успешно справлялась со своим
непростым супругом, двумя почти взрослыми дочерьми и двумя малолетними
сыновьями - отчаянными головорезами и башибузуками, с огромным хозяйством,
множеством друзей и знакомых, хлебосольством дореволюционного калибра.
...Значит, я забежал в эту квартиру. В огромной столовой возле
мастодонтовского буфета копошилась одна из многочисленных старушек, которых в
большом количестве привечала у себя хозяйка. Старушка вытирала посуду и,
очевидно, состояла в разряде услужающих.
- Бабушка! А Вера Руфовна дома?
- Уехала, голубчик. К вечеру, чай, и вернется...
- Бабушка! Вот в правой стороне этого шкафа стоит недопитая бутылка
коньяка. - (Понятно, что я хорошо разбирался в географии буфета: не допил эту
бутылку я.) - Пожалуйста, достаньте ее и рюмочку какую-нибудь.
Старушка открыла буфет, достала бутылку, постелила на край огромного стола
салфетку, поставила бутылку, рюмку, нарезала на блюдечко сыра и отошла в
сторону, наблюдая за мной с удивлением и радостью перед наглой молодостью. Она
мне была неимоверно симпатична!
- Бабушка! Может быть, выпьете рюмочку со мной?
- И что внучек! Может, и выпью за такую компанию... Она достала еще одну
рюмку, села около меня. Коньяк она пила маленькими глотками, жмурясь каждый
раз от непривычного напитка. И сделав глоток, аккуратно вытирала рот уголком
головного платочка. Бабушка была явно деревенская и сидела она по-деревенски,
и у меня была великолепная возможность пообщаться с представительницей
неизвестной мне деревенской жизни.
Но из этого благородного замысла ничего не вышло. В столовую неожиданно
вошла хозяйка. Мне было очень неудобно, что она застала свою старушку,
распивающую хозяйский коньяк с молодым человеком. Но вместо негодования или
возмущения Вера Руфовна почтительно обратилась к моей собутыльнице:
- Я вижу, Екатерина Павловна, что вы уже познакомились с Левой.- И тут она
в лестных выра



Назад