87cd95e4     

Размахнина Валерия - Через Призму Невероятного



В. РАЗМАХНИНА
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕВЕРОЯТНОГО
Невероятность-это правда,
Вячеслав Назаров пришел к фантастической повести, будучи уже
сложившимся поэтом, автором нескольких сборников. Прочитывая их, видишь,
как вызревала идея, требовавшая сюжетного воплощения. Вячеслав Назаров мог
бы сказать о себе словами Уолта Уитмена:
Великие мысли пространства и времени
Теперь осеняют меня,
Ими я буду себя измерять...
Это-в поэзии. В прозе "Великие мысли пространства и времени"
воплотились в фантастических допущениях, образах и догадках, с
беспредельностью мироздания. ЗДecь нет ничего, что следовало бы толковать
oднозначно и буквально по законам житейского правдоподобия, но есть высокая
правда исканий и творчества.
"Бремя равных" (вторая редакция опубликованной ранее повести "Двойное
зеркалo "Вечные паруса", 1972 г.) заключает в себе вопрос о Разуме в его
существенном проявлении. Разум, как творящее, высшее свойство жизни есть
одновременно ее страж и гарант равновесия, нарушение которого грозит миру
хаосом, энтропией, смертью. Это и есть его бремя. С этой точки зрения,
сегодняшний человек-не разумен, еще не разумен, ибо и разрушение
естественной среды, и войны, и эгоистический расчет-его реальная жизнь и
история. Но одновременно эта реальная жизнь и история есть преодоление
неразумия человека. его взросления и подъема. Этот сложный комплекс
конфликтных вопросов В. Назаров противопоставил модели идеального Разума,
воплощением которого сделал дельфина.
Разумный дельфин не впервые появляется на страницах фантастической
литературы. Тому много причин: и сами по себе уникальные его способности, и
древние легенды, и современные изыскания ученых создали вокруг дельфина
особую атмосферу, где загадки и тайны соседствуют с самыми смелыми
гипотезами. Дельфинология наука, и трудно предвидеть, каким будет ее
завтрашнее слово.
Что касается практики, то здесь человеческое неразумие верно себе: мы
имеем в виду работу, ведущуюся в США для возможного использования дельфинов
в войне. Вспомним, как комментировал этот факт Робер Мерль, автор романа
"Разумное животное". "Очаровательного, восхитительного дельфина - животное,
столь мощно вооруженное природой и тем не менее такое межное, такое доброе,
так дружески относящееся к человеку, - люди в безумии своем предполагают
использовать для того, чтобы он нес смерть и разрушение".
На фоне этих реальных фактов фантастический сюжет В. Назарова
воспринимается особенно драматично и остро. В повести развертывается
картина величественной цивилизации дельфинов идеальное сопряжение свободы и
дисциплины, движения и мудрого покоя. Разум, сознающий свою мощь и свою
ответственность, способный не только постигать, но и ставить себе пределы,
по самой своей сути исключает трагическое противоречие людского познания.
(Невежественный, дикий варвар времён пращи и дубины--что он такое в
сравнении с сегодняшним цивилизованным властелином бомб и химических
склянок!) Пожалуй, это сопоставление стало своего рода общим местом в
рассуждениях о прогрессе, и все-таки его жуткий смысл, видимо, ускользает
от человеческого разума. Дельфин, несущий мину на спине, - можно ли
измыслить более зловещую эмблему дегуманизации познания? Даже если не
принимать гипотезы о цивилизации дельфинов, остается то, что доказано
абсолютно и известно уже не одну тысячу лет--сего дружелюбие, доброта,
нежность по отношению к человеку. Ребенок-на спине дельфина... Кто же этого
не знает, кто же этого не помнит!
Сюжет "Бремени равных



Назад