87cd95e4     

Разумов Геннадий - Находка



Геннадий Разумов
НАХОДКА
Геофизик Северо-восточносибирской геологической экспедиции Геннадий
Блинов выехал на объект рано утром. Вернее, вышел, так как старая слепая
лошадь, которую ему давали вместо автомашины, могла осилить только телегу с
приборами, а самому Геннадию приходилось идти рядом, изредка подергивая
вожжами. Вообще-то лошадка так свыклась с ежедневным маршрутом, что,
приближаясь к перекрестку, сама замедляла ход и ждала команды. Когда Блинов
говорил: "Девон!", она послушно поворачивала налево, а услышав: "Триас!",
двигалась направо. "Геологиня, - смеялись практиканты из
геологоразведочного, - ей бы за нас экзамены сдавать".
Аномалия проявила себя резко и сильно. Сначала ее почувствовала
лошаденка, когда Геннадий свернул с дороги, решив для пробы сократить путь к
объекту. Пройдя с полкилометра по болотистой почве, Геологиня вдруг
остановилась, затопталась на месте, потом неожиданно стала сдавать назад и
вбок, так что колеса забуксовали по мокрой траве. Геннадий взялся за уздечку
и хотел повернуть закапризничавшую лошадь обратно, но вдруг сам вздрогнул,
всем телом ощутив необъяснимый наплыв волны какогото мощного поля.
Геннадий вообще хорошо владел биофизическим методом, который ему часто
помогал в работе. Когда-то еще студентом он прославился тем, что с помощью
так называемой "волшебной палочки" (оструганного ивового прутика) обнаружил
под полом Останкинского дворца в Москве древние средневековые дренажные
трубы, которые многие годы не могли отыскать архитекторыреставраторы и
археологи. Дома отцу он мерил давление обручальным кольцом, подвязанным к
шерстяной нитке.
Геннадий забил в землю щупы-электроды, разложил на траве провода и
включил приборы. Счетчики щелкнули, их зашкалило - мощность аномалии была
слишком высокой. Но странное дело: стоило только отнести хотя бы один прибор
в сторону, стрелки сразу же возвращались к 0. Это могло означать лишь одно -
источник возмущения был локальным, почти точечным.
Блинов был геофизиком до мозга костей, он всю жизнь работал
дистанционными инструментальными методами. Это было его дело - обнаруживать.
Для того же, чтобы доставать, приходили другие. И все же он знал, что
никакие его самые модерновые радиологические, гравиметрические и другие
пеленгующие методы исследования не могут заменить простого и совершенного
способа - "пощупать" землю руками. Так уж устроен человек...
Значит, нужен шурф, нужно бурение, иначе из-под земли загадочное тело не
достать. Но легко сказать - бурение. Более сложной задачи и придумать
нельзя. Северо-восточносибирская экспедиция имела в том году целый ряд
срочных "сдаточных" объектов. А на этот, самый заурядный, даже простого
"газика" для него не выделили...
Вдруг что-то прервало ход мыслей Блинова. Какое-то неясное беспокойство
охватило его. Он подбежал к приборам. Так и есть: стрелки стояли на нуле.
Что за черт? Геннадий покрутил регуляторы настройки, переключил тумблеры
гравиометрии, но ничего не изменилось. Аномалия исчезла.
Можно было усомниться в собственных ощущениях, в замешательстве лошади,
но приборы... Геннадий присел на край телеги, закурил. Что делать? Наверно,
пора сматывать удочки. Он встал, подошел к щупам, выдернул один и хотел было
уже разобрать проводку, но, случайно бросив взгляд на магнитометр, чуть не
вскрикнул от удивления - стрелка снова подпрыгнула.
До самой ночи просидел Геннадий у загадочной аномалии, ведя замеры
необычного магнитного поля. Его изменение оказалось строго периодичным:



Назад