87cd95e4     

Ранецкий Александр - Мятеж Воина



Александр Ранецкий
Мятеж воина
Часть I ИСТРЕБИТЕЛИ
Раанский челнок вынырнул из подпространства внезапно: в рассеянной черноте
космоса расцвел на миг цветок холодного огня и тут же погас, выбросив из своих
недр крошечное темное семечко
Командир эскадрильи катеров-истребителей секунд-лейтенант Шад Эвинд
ощутил, как непрошеный холодок бежит вдоль спины под покровом защитного
полетного костюма Что нужно чужаку в этом секторе пространства?
"Командир?" Слитый в единое целое с искусственным мозгом своего катера, с
помощью его сверхчувствительных сенсоров Эвинд слышал не голоса остальных
пилотов, он скорее всем телом ощущал их мысли "Злой" - шесть - Волф Раджаррой,
родом из Приграничья, самый нетерпеливый из патрульных Ждет приказа атаковать,
уже предвкушает, как штопором ввинтится в пространство, превращая ненавистного
раана в пыль и прах испепеляющим дыханием своих дальнобойных орудий
"Нет, - отрезал Шад. - Он один. Идем на перехват. Эскадрилья, внимание!
"Злые" - два, три, за мной, остальные прикрывают"
Благодаря соединению разума пилота с его машиной мысль-приказ Эвинда
донеслась до девяти остальных имперских истребителей в пятьдесят раз быстрее,
чем приказ-речь. Ал Дэрк и Ллеаа - машины за номером три и два - в едином
порыве устремились вперед за своим командиром. Диск окутанной защитным полем
планеты внизу чуть ощутимо дрогнул, поворачиваясь под новым углом.
"Сигнал", - мысленно приказал Эвинд катеру, и в пространство понеслись
записанные в память истребителя рваные хриплые звуки чужого языка: "Рра ир
аа-гкх ур-Р оо! Заглушите двигатели и сдайтесь, или будете уничтожены".
Но разве случалось когда-нибудь, чтобы рааны подчинялись этому приказу?
Чужой продолжал стремительно мчаться к планете. Эвинд уже готов был
полоснуть раана длинными лучами пушек-резаков, отсекая двигатели челнока вместе
с его безобразными, непонятно зачем нужными в космосе крыльями, как вдруг:
- Я - свой... Я - свой... Я - свой...
Это был вербальный диапазон, и слова раздавались неуверенно, едва слышно,
словно их шептал корчащийся в агонии человек... или произносил чужой, чье горло
не подходило для подражания речи людей.
Секунд-лейтенант не успел ни разобраться, ни принять решение. Космос
вокруг взорвался дюжиной новых пламенных цветов, и боевое звено раан, не
обращая внимания на имперские истребители, открыло огонь по убегающему собрату.
- Бе-е-ей!!! - донесся до Эвинда яростно-ликующий вопль Раджарроя, и
ближайший к шестому катеру челнок чужих превратился в облачко бушующей плазмы.
- Пи-Ри - имперцы, - проскрипел в шлеме голос переводчика раан. - Этот
бой не ваш. Позвольте нам разобраться с Ки-Маар, мятежным беглецом, и мы уйдем,
не причиняя вам вреда.
На памяти Эвинда это был первый случай, когда рааны обращались к своим
противникам.
- Я - свой - снова прошептал челнок перебежчика
Эвинд больше не колебался.
"Злые" с третьего по десятый, вперед, вступайте в бой! Ллеаа! За мной,
вплотную к чужаку. Катер! Передать на Кризи-базу. прошу подкреплений, на моем
участке попытка прорыва!"
Огненные вспышки казались ослепительными на фоне черноты пространства.
Внизу проплывала ночная сторона планеты; если бы кто-нибудь там посмотрел
сейчас в небеса, бой в космосе показался бы ему искрами далекого салюта. Но
немногочисленные обитатели Кризи не часто давали себе труд попусту пялиться на
звезды.
Единственный спутник холодного голубого светила, пустынный и почти
безжизненный, одно время служил опорной базой имперцев, и Эвинд краем



Назад