87cd95e4     

Распутин Валентин - Новая Профессия



Валентин Распутин
НОВАЯ ПРОФЕССИЯ
На работу Алеша Коренев собирается долго и с тем тщанием, с тем
тревожным волнением и нетерпением, которые и должны сопровождать подготовку
к делу нерядовому. Как только обозначается рабочий день, примерно раз в
месяц, иногда чаще, иногда реже, а случается, что и два дня подряд, к Алеше
подкрадывается сладкая и неопределенная истома, как перед встречей с
женщиной, редко соглашающейся на свидания, он невольно начинает холить себя
и нежить, дает себе выспаться, книги читает спокойные, эпического и чистого
письма, окунаясь то в "дворян-
ские гнезда" с их теплой и возвышенной жизнью под просторным небом, то
в размеренное и ленивое существование старых городов, настроен в такую
пору, несмотря на волнение, припод-нято, по утрам вскакивает с постели
быстро и радостно, то и дело застает себя за мурлыканьем какого-нибудь
лирического мотива, волны вдохновения наплескивают в сердце и сами собой
являются первые слова, которые он скажет и от которых заранее хмелеет.
Только в эти дни накануне работы испытывает он что-то похожее на уважение к
себе - на уважение, смешанное с удивлением; его, этот поднимающийся парок
от более свободного и уверенного дыхания, который можно назвать уважением,
не в состоянии испортить ни ирония, ни насмешки, полезные для здоровья, ни
раз и навсегда выставленная своей личности нелестная оценка. Себя - такого,
каким он бывает на работе, Алеша еще знает плохо, не понимает, откуда он,
такой, взялся, ему не хочется разбираться, хорошо ли то, что он делает, и,
доверяясь всякий раз приятному горению в себе, с каким входит в роль,
окончательный разговор с собой вот уже несколько месяцев все оттягивает и
оттягивает.
Живет Алеша в общежитии, в угловой комнате, темной, неряшливой и
состарившейся до предела. Напротив входной из коридора двери единственное
окно, большое, тусклое и заваленное влево, глядящее подслеповатыми стеклами
во двор, грязный и замусоренный; справа от двери шкаф, громоздкий и
стонущий на разные голоса, отзывающийся на каждый Алешин шаг; стоит шкаф на
двух ножках и на двух подставках, одна из которых коробка с книгами, а
вторая - поднятая на ребро шахматная доска. Шкафом отгорожен закуток,
вмещающий тумбочку и низкую, провисшую до пола, лежанку. С левой стороны от
двери металлическая, изъеденная бурыми пятнами раковина под краном, за нею
двух-конфорочная газовая плита, имеющая счастливый вид еще полезной вещи,
подобранной со свалки, в углу сооружение, называвшееся когда-то трюмо, на
котором родное зеркало отсутствует, а на прямоугольной фанерной спинке
прикреплено посредине круглое, почти новое, которое глядит недовольно и от
несчастной жизни искажает Алешины черты. В правый передний угол, где света
больше, подоткнут наперекосяк такой же громоздкий, как шкаф, стол с двумя
тумбами для выдвижных ящиков; поперечной рейкой он поделен хозяином на две
половины - на письменную и столовую. И комната, и меблировка в ней прошли
жизнь такую долгую и суровую, что в потолок, в стены, в пол, в вещи она
впечаталась навсегда. Горький и затхлый запах, запах курева и нездорового
дыхания отсюда уже нельзя изгнать, печаль и тяжесть легли на все унылой
пленкой. Въехав сюда два года назад, Алеша и побелил, и покрасил, и наклеил
на прокопченные стены светленькие обои с нежным узором, на котором в ряды
пузатеньких ваз заглядывают слева и справа изгибающиеся розовые цветочки, а
уже через полгода все опять потемнело и утонуло в безысходной тоске.
В общежитии



Назад