87cd95e4     

Распутин Валентин - О Владимире Крупине



Валентин Распутин
Слово о писателе
О Владимире Крупине
Проза Владимира Крупина - это нечто особое в нашей литературе, нечто
выдающееся и на удивление простое.
Литература - процесс живой и, как все живое, имеет не только свои законы,
но и свои привычки. При всей широкоохватности прозы разных направлений и
жанров, разных манер и стилей она выдержана или близка к тому, чтобы быть
выдержанной в классическом духе, в некотором смысле консервативна и для
раскрытия характера, обрисовки пейзажа и сюжетного движения пользуется, в
сущности, одними и теми же приемами. Она описательна - в том понятии, что
слово ее имеет подготовленное значение и место и ритмически и художественно
существует в ровных горизонтах, без резких подъемов и понижений. Литературное,
описательное слово точно сцементировано в общем ряду и малоподвижно, его магия
достигается общим рядом и общим настроением. Устное слово в тех же,
предположим, фольклорных записях стоит свободно - не стоит, а постоянно
двигается, выглядывает из ряда и имеет более самостоятельное значение.
Владимир Крупин соединил в себе обе манеры - и письменную и устную, в его
прозе очень сильный рассказывательский элемент. Впечатление такое, что письмо
ему дается легко: сел за стол и, рассказывая предполагаемым слушателям о том,
как он ездил на свою родину или на родину друга, сам за собой записывает и
едва успевает записывать события в той последовательности и подробностях, как
они происходили. Но рассказывает и записывает сосредоточенно, живописно и
эмоционально, не теряя за живостью и непосредственностью строгости и
художественности. А это значит, что кажущаяся легкость слова на самом деле
достигается непросто, в тех же мучительных поисках, как и для всякого
писателя, относящегося к слову с уважением. Это значит также, что оно, слово,
встав в письменный ряд и приняв его правила, каким-то образом умеет сохранить
и волю ряда устного, что оно становится шире и уверенней. В художественной
литературе очень важно, чтобы слово стояло радостно, опытный читатель всегда
увидит эту радость от точного употребления и желанной работы - так оно чаще
всего у Крупина и есть.
Расстояние между читателем и писателем в книге - вещь реальная, и зависит
оно от того, с каким сердцем, остывшим или участливым и болящим, пишется
книга, насколько согрета она теплом авторских затрат. Холодное, пусть и
исполненное на высоком профессиональном уровне, произведение читается с
душевным насилием, и это, как правило, "умственное" чтение, в нас говорит не
потребность, а упрямство добраться до цели, чтобы облегченно вздохнуть над
своим подвигом. В этом смысле Владимир Крупин необычайно близок к читателю, и
достигается подобная близость, соседствующая с прямым собеседованием, редкой
откровенностью и открытостью, живой обращенностью к столь же заинтересованному
в их общем деле человеку. Пишет ли он от первого или от третьего лица, его
герой весь на виду и ничего в себе не умеет скрывать, для Владимира Крупина
личность не в том, чтобы уйти в себя, а в том, чтобы бескорыстно прийти к
людям.
Одно из самых известных и замечательных произведений Крупина - повесть
"Живая вода". Главный герой ее - философствующий в простоте своего
неизысканного ума Кирпиков. Простолюдин дальше некуда, лыком шитый, должно
быть, от первого до последнего поколения, он тем не менее в поселковой среде
личность заметная, во-первых, благодаря своему самостоятельному уму и,
во-вторых, благодаря "форме" собственности: Кирпиков - х



Назад