87cd95e4     

Распутин Валентин - Рудольфио



Валентин Григорьевич Распутин
РУДОЛЬФИО
Первая встреча состоялась в трамвае. Она тронула его за плечо и, когда
он открыл глаза, сказала, показывая на окно:
- Вам сходить.
Трамвай уже остановился, и он, проталкиваясь, прыгнул сразу за ней.
Она была совсем девчонка, лет пятнадцати-шестнадцати, не больше, он понял
это тут же, увидев ее круглое, моргающее лицо, которое она повернула к
нему, ожидая благодарности.
- Спасибо,- сказал он,- я ведь мог проехать. Он почувствовал, что ей
этого недостаточно, и добавил:
- Сегодня был сумасшедший день, я устал. А в восемь мне должны
позвонить. Так что ты меня здорово выручила.
Кажется, она обрадовалась, и они вместе побежали через дорогу,
оглядываясь на мчащуюся машину. Шел снег, и он заметил, что на ветровом
стекле машины работал "дворник". Когда идет снег - вот такой мягкий,
пушистый, словно где-то там, наверху, теребят диковинных снежных птиц,- не
очень-то хочется идти домой. "Подожду звонка и снова выйду",- решил он,
оборачиваясь к ней и размышляя, что бы ей сказать, потому что дальше
молчать было уже неудобно. Но он понятия не имел, о чем можно с ней
говорить и о чем нельзя, и все еще раздумывал, когда она сама сказала:
- А я вас знаю.
- Вот как! - удивился он.- Это каким же образом?
- А вы живете в сто двенадцатом, а я в сто четырнадцатом. В среднем
два раза в неделю мы вместе ездим в трамвае. Только вы, конечно, меня не
замечаете.
- Это интересно.
- А что тут интересного? Ничего интересного нету. Вы, взрослые,
обращаете внимание только на взрослых, вы все ужасные эгоисты. Скажете,
нет?
Она повернула голову вправо и смотрела на него слева, снизу вверх. Он
хмыкнул только и не стал ничего ей отвечать, потому что все еще не знал,
как вести себя с ней, что можно и что нельзя ей говорить.
Некоторое время они шли молча, и она глядела прямо перед собой и, так
же глядя прямо перед собой, как ки в чем не бывало заявила:
- А вы ведь еще не сказали, как вас зовут.
- А тебе это необходимо знать?
- Да. А что особенного? Почему-то некоторые считают, что если я хочу
знать, как зовут человека, то обязательно проявляю к нему нездоровый
интерес.
- Ладно,- сказал он,- я все понял. Если тебе это необходимо - меня
зовут Рудольф.
- Как?
- Рудольф.
- Рудольф.- Она засмеялась.
- Что такое?
Она засмеялась еще громче, и он, приостановившись, стал смотреть на
нее.
- Ру-дольф,- она округлила губы и снова закатилась.- Ру-дольф. Я
думала, что так только слона в зверинце могут звать.
- Что?!
- Ты не сердись,- она тронула за рукав.- Но смешно, честное слово,
смешно. Ну что я могу поделать?
- Девчонка ты,- обиделся он.
- Конечно, девчонка. А ты взрослый.
- Сколько тебе лет?
- Шестнадцать.
- А мне двадцать восемь.
- Я же говорю: ты взрослый, и тебя зовут Рудольф. Она снова
засмеялась, весело поглядывая на него слева, снизу вверх.
- А тебя как зовут? - спросил он.
- Меня? Ни за что не угадаешь.
- А я и не буду гадать.
- А если бы и стал - не угадал бы. Меня зовут Ио.
- Как?
- Ио.
- Ничего не пойму.
- Ио. Ну, исполняющий обязанности. Ио.
Отмщение наступило моментально. Не в силах остановиться, он хохотал,
раскачиваясь то вперед, то назад, как колокол. Достаточно было ему
взглянуть на нес, и смех начинал разбирать его все больше и больше.
- И-о,- булькало у него в горле.- И-о. Она ждала, оглядываясь по
сторонам, потом, когда он немного успокоился, обиженно сказала:
- Смешно, да? Ничего смешного - Ио - такое же обыкновенное имя, как
все другие.
- Ты извини,-



Назад