87cd95e4     

Рассудов-Талецкий - Радио 'моржо'



Рассудов-Талецкий
Радио "Моржо"
(Фантастическая повесть о том, как французы в России делают бизнес, о
происках хитрых агентов КГБ, об умных диск-жокеях, о глупых и жадных русских
начальниках и сексапильных девчонках...)
Автор заранее предупреждает, что все персонажи в повести, все фирмы,
конторы и описываемые события являются плодом авторской фантазии.
Случился этот разговор в один из тех прекрасных сентябрьских дней,
когда в Париже спала жара, когда факультетах Сорбонны занятия еще не
начались, но юные развратницы, насытившись приключениями автостопа, уже
потянулись в столицу мира, своими шоколадными загорелостями возбуждая
рефлексы толстых мосье, заставляя их чмокать губами, и говорить "о-ля-ля",
притормаживая свои шестьсот пятые "пежо", чтобы лишнюю секунду проводить
взглядом юные прелести, проплывающие под парусами мочально выгоревших где-то
там, на Кот-д-Азюр, волос , когда на Севастопольском бульваре и в
Жардан-де-Люксембур шрапнелью сыплются под ноги публике жирные каштаны и
ошалевшие от Лувра русские туристы, выйдя в сад Тюильри, набивают карманы
этими бесплатными сувенирами Парижа.
В один из таких сентябрьских дней одна тыщща девятьсот восемьдесят
восьмого года два господина, назовем одного из них мосье Берзак, а другого
мосье Зэро, сговорились вместе пообедать и заодно обсудить кой-какие
делишки. Оба эти мосье были французами, любили лягушек и бордо, речь свою
пересыпали междометиями и восклицаниями вроде "зют","мерд","о-ля-ля", "пф" и
"а-бон", оба имели, упитанный вид и оба очень любили "мани" (они же "гельд",
они же "аржан", они же еще и "бабки").
Мосье Зэро работал в компании "Арта Габжет" - гигантском холдинге,
владевшем автомобильными и химическими заводами, банками и железными
дорогами. В компании он возглавлял финансовую группу, снабжавшую деньгами
коммерческое радио и телевидение. Мосье же Берзак, в свою очередь, входил в
совет директоров крупнейшей во Франции сети радиостанций и с "Артой Габжет"
самые тесные контакты, поскольку сеть эта практически полностью компании и
принадлежала.
Заняв столик на открытой веранде ресторанчика "Пье-де-Кушон", что на
площади Форум-дез-Аль, заказали по дюжине лягушек и по полжбана бордо.
- Ну что, брат, надо мани делать, - сказал мосье Зэро, когда выпили по
первой.
- Пф, о чем базар, в натуре, надо, - отвечал мосье Берзак, закусывая
лягушатиной.
- Все бабки, братан, сейчас надо делать на Востоке, - стал развивать
свою мысль Зэро. - В Советском Союзе гласность и перекройка. Горби разрешил
делать бизнес и гешефт. Надо торопиться, потому что кто придет первым, тот
снимет все сливки, а опоздавшему, сам понимаешь, - кости, и мы с будем
последними мудаками, если не снимем сливок на двацать миллиардов франков.
- О-ля-ля, - оживился Берзак и, бешено завращав глазами, выпил разом
два стакана бордо. - Так что же, построим русским химический или дороги - я
слышал, в России совсем нет дорог?
- Мерд, - с явной досадой выругался Зэро. - На кой хрен мы будем этим
русским что-то строить! Не забывай, что русские - наши и в восемьсот
пятнадцатом году они оккупировали Париж. Если мы построим им дороги и
заводы, а перекройка кончится - нашим врагам останется построенное, а мы с
тобой останемся с нашими длинными французскими носами.
- Зют, это не есть хорошо, - скривился Берзак. - Тогда, может, нам
следует начать продавать русским сосиски и сыр - я слышал, что у русских
совсем хреново со жратвой?
- Нет, брат, этого тоже делать не следует, ведь, если пер



Назад