87cd95e4     

Расул-заде Натиг - Дорога В Ад



Натиг Расул-заде
ДОРОГА В АД
(триптих)
УМИРАЮЩИЕ НА РАССВЕТЕ
Его тень, длинная и сутулая, беспокойно суетилась на солнечном тротуаре.
Был он небритый и тощий, в коротком пиджаке, а лицом - постным и безразличным
ко всему -напоминал игрока-неудачника, уставшего от своих бесчисленных
проигрышей. Он некоторое время уже стоял так, переминаясь с ноги на ногу, и
ему казалось что долго, очень долго. Ему было неловко стоять тут, на углу
людной улицы: будто он впервые вышел на сцену и сотни пар глаз смотрят на
него, в ожидании чего-то.. Наконец, к нему подошел парень лет тридцати, тоже
небритый с перевязанной грязной тряпицей левой рукой. Мужчина перестал
чувствовать себя одиноким, хотя внешне ничем этого не показал. Ему было
по-прежнему неуютно.
Парень сказал:
- Они не хотели пускать меня. Еле выбрался.
Говорил он как-то нерешительно, словно сомневаясь, правильно ли выйдет то,
что он скажет. Длинный мужчина спросил:
- Ты принес?
- Принес, - ответил парень, ухмыляясь и запустил руку в карман.
- Не надо здесь, - остановил его жестом мужчина и неопределенно кивнул на
прохожих. - Люди...
- А-а... - сказал парень.
- Приходит, - вдруг сказал мужчина, дернув головой,. -Чувствую -
приходит... Черт!
- Что приходит? - спросил парень.
- Ломка, - процедил сквозь зубы мужчина. - Мне надо уколоться. Мне надо
уколоться! А ты что принес?! Какую-то дрянь которая, годится только для
малолеток... Идиот!
- Откуда же я могу достать уколоться, - сказал, оправдываясь парень. - Что
смог, то и достал. Товар, между прочим, первый сорт. Посмотри...
- Заткнись, - сказал мужчина. - Мне надо уколоться... К ним подошел
какой-то оборванец без возраста. Лицо его было в оспинках. Он показал рукой
куда-то в сторону, сделал неопределенный жест и улыбнулся бессмысленной
улыбкой.
- Чего тебе? - хмуро спросил парень оборванца. Тот улыбнулся еще шире.
- Оставь его, - сказал мужчина. - Это глухонемой. Он часто тут бывает...
Глухонемой еще раз повторил свои расплывчатые жесты. Мужчина смотрел на
него равнодушно, даже не пытаясь понять.
- Мы не понимаем, - сказал глухонемому парень и покачал головой, потом
повторил еще раз по слогам, - не по-ни-ма-ем!
Глухонемой улыбался.
- Ну, пошли, - бросил мужчина.
Они медленно побрели вдоль солнечного тротуара, странные, будто пришельцы
с другой планеты, среди быстро снующих по улице, озабоченных своими делами,
подавленных своими проблемами, людей. За жалкой, прилипшей к его тонким губам
ухмылкой мужчина старался спрятать недовольство собой. Завтра, завтра, завтра
стучало у него в голове, где сейчас не было ни одной мысли...
- Эй, смотри, - сказал парень, обернувшись. - Он за нами идет.
Мужчина нехотя повернулся и стал. Глухонемой приближался к ним с радостной
беспричинно-идиотской улыбкой. Когда он подошел вплотную, все так же продолжая
улыбаться, мужчина молча, крепко взял его за плечо, встряхнул и оттолкнул от
себя. Глухонемой стал в растерянности посреди улицы. Улыбка медленно сползала
с его обиженного, как у ребенка лица. Он усиленно заморгал заслезившимися
глазами. А мужчина с парнем повернулись и все так же медленно пошли дальше.
- Опять идет, - сообщил парень, обернувшись через некоторое время.
Мужчина ничего не ответил, даже не обернулся, чтобы посмотреть. Глухонемой
пробирался за ними сквозь уличную толпу - островок тишины в море городской
суеты.
Мужчина и парень пересекли широкий проспект и вышли на приморский бульвар.
Далеко простиралось море, ослепительно синее под ярким полуд



Назад