87cd95e4     

Расул-заде Натиг - Нонсенс



Натиг Расул-заде
НОНСЕНС
Первый день апреля - так уж пришлось - стал для Кязыма переломным между
прожитыми семьюдесятью девятью годами и оставшимся ему временем; будто от
целого, роскошного, золотистого каравая, до того на вид цельного, что рука не
поднялась бы разрезать его, злодейски отломили кусок и тут же, не показывая,
спрятали за спину. Кусок - будущее Кязыма на земле, а судя по здоровью и
энергии, спрятанный кусок должен был быть приличным, то есть имелись все
основания полагать: если не случится ничего непредвиденного, то оставалось
Кязыму еще немало. Тем горше было сознавать незаслуженно возникший перелом, но
делать нечего - давно пора было выходить на пенсию; и Кязым, человек по
природе своей жизнерадостный и быстро приспосабливающийся к самым неожиданным
и стремительным событиям, не способен был долго переживать. Пора и честь
знать, как говорится, подумал при этом Кязым. На семьдесят девятом году жизни,
первого апреля. Однако перелом, наступивший именно первого апреля, давал повод
записным острякам, знакомым Кязыма, ожидающим вокруг себя одного только
подвоха и подшучиваний, услышав эту весть, поверить ей приблизительно
настолько же, насколько могли они поверить вести о смерти того же Кязыма,
пышущего здоровьем и долгие годы ничем не болевшего. Разве что в далекой
молодости болел однажды Кязым, еще не будучи женатым, да и болезнь такая... не
от слабости здоровья, а по юношеской неопытности и неосторожности. И все. С
тех пор Кязым почти никогда ничем не болел. Но, надо заметить, кстати, что и
за здоровьем своим он следил, не употреблял спиртного, не находя в этом
никакого удовольствия, и не курил даже на фронте, не говоря уж о мирной,
спокойной жизни, а удовольствие получал от избытка здоровья в своем здоровом
теле. Что же касается духа в этом здоровом теле, то недостаточно нескольких
слов, чтобы сказать об этом, как того предмет заслуживает.
Значит, вот так. Никто не хотел - чего? верить, чего же еще? - никто не
хотел верить, что Кязым вышел на пенсию, или, будет точнее, что его наконец-то
спихнули на пенсию с его теплого, насиженного, удобного места. Это удобное, а
вернее, доходное место (не будем уточнять, какое именно, так как главное не
это, главное - иметь хитрую голову на плечах, умение приспосабливаться к любым
обстоятельствам и к любому начальству, побольше заботиться о своей выгоде и
уметь ладить с тем, что у многих из людей обычно находится в эмбриональном
состоянии, и это свойство называется - как вы сказали? - так и есть: совесть)
приносило Кязыму неплохую прибыль, или, как он любил скромно выражаться,
"обеспечивало его старость", а тем, кто более точно и конкретно интересуется
суммой, периодически приплывающей - скажем так, впрочем, кто найдет более
верное слово, может его вставить - в руки Кязыма, сообщим вполне точно и
конкретно: очень и очень немало. Сделай, аллах, изобилие, пусть все живут в
достатке, пусть у каждого будет то, что он заслужил... Да воздается каждому по
заслугам, просил он у бога, заговариваясь под конец и сам понимая, что сказал
глупость, но при этом не забывал суеверно дергать себя за мочку уха, шумно
причмокивая губами, что означало нечто вроде: боже нас упаси, и одновременно:
боже, не обращай внимания на мои слова, это шутка, клянусь честью, шутка, ты
же должен понимать шутки!
Жена Кязыма давно умерла, из детей были у него сын и дочь. Итого, двое.
Неудачно получилось с детьми, не повезло. Сын Салман пребывал в разводе со
своей второй супругой



Назад