87cd95e4     

Расул-заде Натиг - Записки Самоубийцы



Натиг Расул-заде
ЗАПИСКИ САМОУБИЙЦЫ
Мне двадцать пять, я воевал и уже больше трех лет назад, в конце 1981-го
вернулся из Афганистана, еще десять месяцев оставалось мне до полного дембеля
- подорвался на мине, остался без руки, вернее, не я подорвался, а товарищ
рядом в цепочке, мы шли цепью, подходили к афганскому поселку, и место это, мы
знали, не было заминировано, а мина, на которой подорвался наш товарищ, была
случайной, какой-то гаденыш приладил ее на всякий случай для олухов, и вот
товарищ наш и наступил на нее, взлетел на воздух на моих глазах, а меня
отшвырнуло в сторону взрывной волной, я упал, почувствовал тут же
пронзительную боль в локте и, прежде чем потерять сознание, успел поднять
голову и увидеть" как в двух шагах от меня, в облаке сухой пыли, камней,
бесшумна сыпящихся с неба - я ненадолго оглох от разрыва мины - опадают на
землю мелькавшие в воздухе человеческие внутренности непонятно какого цвета.
Мы здесь мины не ожидали, угораздило же его наступить на эту гадину, сам
сыграл в ящик, да и меня изуродовал, ну, ладно, дело прошлое... Я с. ним
дружбу не водил" не то, чтобы поцапались, а просто, как бывает, сразу не
сконтачили, ну и в дальнейшем не сошлись близко; парень, как я его знал был не
очень-то, короче, трусоват был, хоть и нехорошо так о покойных; но хорошо, или
нехорошо, а правда, это замечали за ним все в нашей части, не очень-то лез он
в герои, любил не высовываться, отсидеться спокойно в укромном месте, но Афган
не парк культуры и отдыха, особенно не отсидишься, на то она и война, но мы
все тут боялись, боялись умереть, боялись покалечиться, ну, то есть, стать
инвалидами, потому, что уже хорошо знали - если ты стал в Афгане инвалидом и
вернулся домой, тут тебе и хана будет, никто тобой не займется по-настоящему,
будут делать вид, что тебя вообще нет, так же, как и нет войны в Афганистане,
одну пенсию выбивать приходится так, что все остальное здоровье оставишь,
психом сделаешься. Ну, героям, ясное дело, немного полегче, да насчет героев
ведь тоже туго - не грибы после дождя, на всех нас звездочек не напасешься,
хотя моя бы воля, я бы всем ребятам, которые достойно вели себя тут давал бы
звезду, честное слово, потому что даже это здесь нелегко - вести себя
достойно, не бояться, не трусить. Я" например, честно скажу, боялся, на каждом
шагу боялся, потому что постоянно мыслями был дома, а дома, в Баку у меня мама
осталась, отец совсем недавно умер, только я на похороны его не смог поехать,
в госпитале провалялся, еще брат у меня есть, но тот давно живет не с нами, в
Саратове живет, после армии остался там, женился, теперь у него давно уже
семья, дети, работа, старше он меня намного, ему теперь за сорок, и давно он
живет там своей жизнью, и маму нашу почти забыл, а у мамы кроме нас двоих
никого близких нет, случись со мной что-нибудь, заботиться о ней кто будет,
вот я и боялся, как же тут и не бояться, что убьют, или ранят? Вот так вот.
Что-нибудь случится со мной, как мама проживет одна? На ту пенсию, что дадут
за меня и кошка не проживет сейчас. Она уже старая, больная, есть, пить надо?
Ладно, допустим, совсем плохо будет кушать, дешевую колбасу покупать, без
фруктов и овощей обойдется, но ведь ей лекарства нужны, ей постоянно диабет
лечить нужно, зоб лечить нужно, все свои старческие болячки надо лечить, а
лекарства - пойди достань, да даже если дадут, эти аптекари-суки у нас такие
цены заломят - жить не захочешь. А брат старший, Акрам, он не помогает маме,
почти



Назад