87cd95e4     

Раткевич Элеонора - Ближе Смерти И Дальше Счастья



ЭЛЕОНОРА РАТКЕВИЧ
БЛИЖЕ СМЕРТИ И ДАЛЬШЕ СЧАСТЬЯ
— Да, в общем, умер, — произнес врач.
Интересно, а как можно умереть частично? В одной фразе содержалось много нелепостей, но в первый момент она заметила только эту. То, что он, в общем, умер, до нее дошло чуть позже.
Одри Брентон, чтоб скрыть неуместную искорку веселья во взгляде, уставилась на что попало. Какой яркий контраст между белизной простыни и смуглой рукой Счастливчика. Рука выглядит совсем мягкой и теплой, слишком живой для умершего.
— Нет, в этом смысле, безусловно, нет, — заверил Одри врач, поняв ее недоумение. — Конечно, он еще будет долго, долго вегетировать вот так. Лет пятьдесят, а то и семьдесят.
Вегетировать? Рич? Счастливчик Рич?
— Но из коматозного состояния он уже никогда не выйдет. Он умер не здесь, если так можно выразиться. Он умер там, где выполнял свою миссию.

Его психика, можно сказать, мертва.
Когда человек месяц не вставал с места, странно слышать, что он умер не здесь.
Стоп. Умер?
— Так не бывает, — отрезала Одри. — Не морочьте мне голову. За этот вызов вы мне еще ответите. Господи, а ято думала…
— Милая Одри, — ответил врач, — я вполне вас понимаю. Но, знаете ли, именно это и произошло.
Вот только теперь Одри оценила запинающуюся речь врача. Его бесконечные «знаете ли», «в общем» и прочие словечки, совершенно ему не свойственные. И, как ни странно, именно эта мелочь и убедила ее в том, что трагедия все же состоялась.
Но ведь невероятная. Смерть такого рода попросту исключена из пределов возможного. Агент может умереть здесь.

Если откажет аппаратура, поддерживающая при жизни тело, чья психика находится в какомнибудь носителе на другой планете… в принципе возможно, хотя за последние сорок лет ни разу не случалось. Но это на языке Управления — «смерть здесь», а там, в чужом теле, в чужих мирах, живой разум покойного наблюдателя исправно работал, и проблема возникала лишь по окончании работы: куда его девать?

Естественно, эти разумы работали беспрерывно, отправляясь с одной планеты на другую без отпуска. Работа у наблюдателей и так нервная, к чему еще и сообщать, что ты уже давно почил в бозе? На жаргоне Управления такие разумы назывались «летучими голландцами».

Вот уже сорок лет, как ко всей механике прибавилась еще одна страховка: стоило чемунибудь из аппаратуры жизнеобеспечения сломаться, перегреться или претерпеть еще чтонибудь непотребное, как миссия оканчивалась, и компьютер тут же возвращал разум агента в его естественное тело. Это тоже был жаргон Управления — «естественное тело».

Правда, подсознательный страх вытравить не такто легко, один из «голландцев» был еще жив, и любой сотрудник, получавший два направления подряд без возвращения хотя бы на денек в естественное тело, боялся, уж не стал ли он очередным «голландцем». Но это — «смерть здесь».
А вот «смерть там» была практически невозможна. Об этом позаботились еще при самых первых опытах более ста лет назад. Мало ли в кого могут забросить твою психику?

Может, этот субъект как раз намыливает петельку, а тебе что же — помирать с ним за компанию?

Одно слово — носитель. Вот потомуто смерть носителя автоматически возвращала агента в «естественное тело». Более того.

Агентовнаблюдателей отбирали по принципу абсолютной психической устойчивости. Такто оно так. Но если в незапамятные времена говаривали «раз в год и палка стреляет», то применительно к Управлению старая мудрость гласила: «раз в жизни и наблюдатель может спятить». В этом случае всемогущая система также гарантировала возврат



Назад