87cd95e4     

Раткевич Сергей - Два Цвета Вечности 2



СЕРГЕЙ РАТКЕВИЧ
ПОКРЫВАЛО НОЧИ
ДВА ЦВЕТА ВЕЧНОСТИ – 2
— Человек — совершенно сумасшедшее существо: смертен, всеяден и глуп, — сказал однажды древний посох Анга Каум Да Эгинай Гох Туренар Лекле Лорма Мур Шуех Арамбур своему приятелю великому магу Курту. Ответ великого мага история не сохранила по причине его абсолютной нецензурности.
ПРОЛОГ
Если после долгих странствий и поисков удача, наконец, улыбнулась тебе — оглянись на всякий случай: вдруг смотрит кто недобрым взглядом?
Если вокруг твоей жизни ошиваются некие зловещие маги, заволакивая все вокруг смутным туманом — оглянись еще раз: вдруг заметишь чтото, что пропустил в первый?
Ну, а если ты хоть раз слышал, как под тяжелыми шагами неведомого мягко прогибается мир — оглянись трижды: мало ли что?
И если тебе повезет и никакая злокозненная мерзость не собирается незамедлительно тобой полакомится — тогда вперед! Дуй, что есть духу, приятель! Хватай свою удачу в охапку!

Хватай и тащи подальше отсюда!

И не смотри, что брыкается. Это ее проблемы. Пей ее полными пригоршнями — тебе повезло, парень.

Так тоже бывает.
Ничего этого Курт не знал. Судьба заботливо хранила его от мудрых советов. Потому, собственно, и жив остался…
Оглянись он трижды — ни черта бы не заметил. Рвани к воротам крепости — тут ему и конец. Соврал ведь Зикер.

Черные Маги — они такие.

Им или убивать, или мучить кого — ну, или хоть соврать, на худой конец. Против натуры не попрешь, знаете ли…
Но Курт никуда не рванул. Вопервых, Мур не велел. Он посох, ему видней. Он тут у себя дома, в конце концов.

А, вовторых, судьба хранила Курта для чегото иного, и у судьбы было весьма ехидное настроение.

Коечто ее безмерно раздражало. Например — Зикер. Ишь, мерзавец, с судьбой он поспорить вздумал!

А вот не советую!

Да еще по дури своей человеческой такого парня угробить решился. Крепость — ладно, мало ли крепостей в Джанхаре? Новую отстроят.

А вот такого славного, такого ладного страшилища, как Курт, земля давно не носила. Куртами просто так не разбрасываются! И ты, Зикер, мне не раз еще в ножки поклонишься, что парень в живых остался. Тебе же первому и пригодится.

Или… не первому… а… третьему.

Да. Второму или третьему. Пока так, а там посмотрим. Крутись покуда сам.

Надо же накзать тебя за наглое желание со мной поспорить.

Тоже мне — спорщик выискался!
Нахмурясь, судьба рассматривала одинокого странника, терпеливо стоящего у стен джанхарской сторожевой крепости.
Ждет, бедолага.
Ну, хитрец Зикер! Ну, мерзавец! Стоит Курту лишь соприкоснуться с любой стационарной крепостной защитой, как от него и от несчастной крепости вместе со всеми ее доблестными защитниками одни щепки останутся.

Или клочья.

Или что там остается от крепостей? Запамятовала.
А Зикер, конечно, молодцом! Выиграет несуществующую битву. В одиночку выиграет!

Уничтожит несокрушимую джанхарскую твердыню вместе с немалым гарнизоном.

Освободится от — ему кажется, что опасного — Курта. И вообще — герой. Ну, нет уж!
У судьбы были свои планы относительно Курта в частности и войны в целом — а вот желания так упрощать игру у нее не было. Зикер решил поспорить с судьбой? Спорили тут всякие!

Давно пора понять, что с судьбой спорят только мошенники и идиоты. Этот старый пень считает себя мошенником? Ох, напрасно!

Судьба торопливо порылась в карманах, где среди медяков, пуговиц, крошек табака, тюбиков помады, стреляных гильз, каштанов, литературных шедевров и сушеных ящериц завалялось то самое, нужное… ах, вот ты где! Еще и упирается! Брыкаться вздумал. Это, между пр



Назад