87cd95e4     

Разумовский Феликс - Смилодон 2



Феликс Разумовский — Смилодон в России
(Смилодон – 2)
Насыщенный век восемнадцатый... Калиостро и Сен-Жермен, Екатерина Великая и князь Потемкин-Таврический, фельдмаршал Разумовский и граф Орлов-Чесменский. Интриги, тайны, коварство и любовь, блистательные кавалеры и легкомысленные дамы...

И в самой гуще человеческих страстей этой эпохи оказывается подполковник Буров, витязь даже не в тигровой шкуре — в шкуре смилодона. В жизни у него не осталось ничего, кроме чести воина, несгибаемых принципов и убийственно работающих практических навыков. Есть еще, правда, ключ к тайне философского камня, сберечь который от врагов под силу только смилодону...
Часть I
АРАП КОПТА ВЕЛИКОГО
I
«Эх, "вилку"i бы сейчас. — Буров тяжело вздохнул, отвернулся от окна и, с трудом доковыляв до кресла, плюхнулся на истертую кожу. — Пятнадцатаяii будет в самый раз».
За окном, похоже, собирался дождь, ноябрьский вечер был безнадежно хмур, бессильный свет агонизирующего фонаря терялся в пелене надвинувшегося тумана. Ощутимо плотного, клубящегося, напоминающего вату. Такого же холодного и мерзкого, как и тяжесть на душе...

Да, радоваться особо было нечему — слепая рана в бедре, потеря крови, озноб. Как пить дать, задета кость. Со всеми вытекающими — вот именно вытекающими — последствиями...

И черта собачьего ему было на этом кладбище?

Полюбоваться на Альберта Великого, на Агриппу Неттесгеймского да на Раймунда Луллия?iii На весь их Бессмертный ареопаг? Как бы не так, никто из Посвященных не явился, видно, уж такое у них продвинутое чувство юмора. Непонятное для простых смертных.

Зато уж всякой сволочи набежало — из Гардуны, масонов, сатанистов, роялистов — видимо-невидимо. Дружков сердечных, каждой твари по паре. Так что пришлось ретироваться по-тихому, в темпе вальса.

От греха подальше.

Однако, как оказалось, недостаточно быстро и недостаточно скрытно. В гостинице его ждала засада. И не какая-нибудь там шелупонь, клоуны тряпичные, нет, люди серьезные, мастера своего дела.

Восемь человек. Он завалил их всех.

Но и сам свел знакомство с четырехгранным, остро заточенным клинком. Не иначе Лаурка постаралась, натравила виртуозов, — от любви до ненависти, как говорится, всего один шаг. В общем, Буров ушел, но недалеко, насколько позволяла раненая нога.

И вот печальный итог: дешевые номера, пульсирующая боль и, что хуже всего, потеря аппетита. Да, прогноз, похоже, самый неблагоприятный, само не заживет, не на собаке. А чертов Бертоллиiv, за коим послали уже давно, все не идет и не идет.

Может, плюнуть все-таки на осторожность и позвать какого-нибудь другого эскулапа? Впрочем, нет, не стоит. Прок от здешних лекарей самый минимальный. Ну пустят кровь, ну наложат компресс, ну помянут к месту и не к месту Богородицу.

Амбруазы Парэ, мать их за ногу.

А вот настучать могут в лучшем виде, даже сами того не желая. Впрочем, в том, что его рано или поздно найдут, Буров не сомневался — время работало против него. И дело было вовсе не в эскулапах.

В выщербленном зеленоватом неказистом камне, рисующем в пространстве каббалистические знаки. В таинственном «Ребре Дракона». На который положили глаз и сатанисты, и роялисты, и негодяи из Гардуны, и, увы, бывшая любовь Лаура Ватто.

Вместе со своим дядюшкой Раймондо, которого еще называют Итальянским дьяволомv. Верно говорят англичане: любопытство сгубило кошку. А Буров и в самом деле кот — огромный, саблезубый, радикально красного колера.

Попавший, словно кур в ощип... Утешало в данной ситуации лишь одно — наличие солидного боезапаса и пр



Назад